Иран грузия отношения

Отношения Ирана и Грузии начались с распадом СССР и за это время пережили немало колебаний. Иран одним из первых признал независимость Грузии. Политические контакты и экономические связи Ирана и Грузии за эти 22 года не отличались особой активностью. Стороны старались поддерживать связи, в первую очередь, ориентируясь на свою географическую близость. Тегеран и Тбилиси пока не вышли на реализацию крупных экономических проектов, но взаимный настрой на прорывные результаты всё же присутствует.

Взгляд Ирана на евроатлантический курс Грузии

Ирану и Грузии в последние годы удалось смягчить некоторую настороженность друг к другу, которая определялась тесным вовлечением Грузии в евроатлантические схемы интеграции. Отягощающим моментом для установления доверительных отношений между двумя странами служили тесные связи Грузии с Израилем. Особенно настораживало Иран тесное военно-техническое сотрудничество Тбилиси и Тель-Авива.

Ирано-грузинские отношения не избежали факторов влияния внешних сил. Приход к власти в Грузии партии «Единое национальное движение» во главе Михаилом Саакашвили не способствовал сближению Тбилиси и Тегерана. При этом тесные связи США и Грузии, между которыми в январе 2009 года была подписана Хартия стратегического партнёрства, не стали для Ирана непреодолимым раздражителем. Напротив, выстраиваемая грузинскими властями линия на близкие отношения с Западом рассматривалась Тегераном в прагматичном ключе. Грузия могла стать посредником между Ираном и Западом, прежде всего, в экономической сфере.

С середины 2000-х годов и по настоящее время грузинские власти ставят целью превратить страну в экономический центр региона, который бы замкнул на себе все торговые, транспортные и энергетические потоки из Европы на Кавказ и в Центральную Азию. Взятый страной вектор на политическую и экономическую интеграцию с ЕС, по идее, должен был открыть перед Ираном новые возможности. С другой стороны, Иран пристально отслеживает ситуацию в вопросе вхождения Грузии в НАТО. Перспектива вовлечения республики в орбиту Североатлантического альянса не нравится Ирану. Ещё большее недоверие в Тегеране вызывает попытка Грузии восстановить с Израилем былой формат тесного партнёрства. Война в зоне югоосетинского конфликта развела Грузию и Израиль от точки стратегического партнёрства. Рубеж «08.08.08» многое изменил в грузино-израильских отношениях. Тель-Авив столкнулся с жесткой позицией Москвы относительно сотрудничества режима Саакашвили с зарубежными партнёрами, особенно в военно-технической сфере.

Ложная ставка Тегерана

Нелепое нападение Грузии на Абхазию и Южную Осетию в 2008 году стало первым сигналом для настороженного отношения иранской стороны. Тегеран долгое время пребывал в двойственном положении, осуждать или оправдывать глупую авантюру Михаила Саакашвили, которая чуть не привела к крупной региональной войне. Тегеран ждал из Москвы жеста, элементарного разъяснения своей позиции. В то время прозападный, соответственно антииранский крен Кремля все больше набирал силу и масштабность. Если в то время Дмитрий Медведев встретился бы с Махмудом Ахмадинежадом и нормально разъяснил бы ему политику Кремля, то вполне возможно Тегеран не только осудил бы авантюру Саакашвили, но и при определённых условиях даже официально признал бы Абхазию и Южную Осетию. А это кардинально изменило бы все дальнейшее развитие геополитической ситуации. Именно из-за высокомерия Кремля и его прозападного крена Россия упустила шанс иметь важнейшего геополитического союзника в своей грузинской кампании.

Поскольку долгое время не было никакого заинтересованного телодвижения со стороны России, и, наоборот, именно в то время Москва начала серию антииранских инициатив и заявлений, после всего этого Тегеран с определенной досадой повернулся лицом к Тбилиси. Хитрый Саакашвили моментально воспользовался ситуацией, гарантировал не использовать грузинскую территорию для враждебной деятельности против Ирана и клятвенно обещал стать посредником между Ираном и Западом для восстановления их доверительных отношений. Это тогда отвечало интересам Тегерана. Тем более, в то время идея об использовании США и НАТО территории Грузии в качестве некоего плацдарма для нападения на Иран доминировала в экспертной среде. Трудно сказать, с учётом самых тесных военных и политических связей между Грузией и США, насколько Тбилиси был тогда искренен, предоставляя Тегерану подобные гарантии. Как бы там ни было Тегеран заявил об уважении территориальной целостности Грузии по итогам военной эскалации в зоне югоосетинского конфликта. Иран дал понять, что не собирается признавать независимость Абхазии и Южной Осетии до полного урегулирования их конфликта с Грузией.

Ахмадинежад исходя из намеков и заверений Саакашвили полагал, что Запад заинтересован в том, чтобы через Грузию наладить с Ираном полноценные торгово-экономические отношения, включая и вложения многомиллиардных инвестиций в экономику страны. Иранский бизнес получил сигнал о том, что через грузинские банки их капитал может выйти на мировые рынки и наоборот. И сразу же иранские деньги, сотни миллионов долларов, хлынули в грузинские банки, в сравнительно короткое время в Грузии были зарегистрировали тысячи компании с участием иранского капитала, иранцы начали покупать недвижимость, вкладывать в инвестиционные проекты Грузии, в том числе они вложили огромные деньги в инфраструктуру порта Поти. В последствии по одному звонку из Вашингтона все это остановилось, и вся эта деятельность прекратилась. Практически на следующий день все счета, активы, деятельность иранского бизнеса были заблокированы. Иранцев перестали пускать в Грузию, а тех, кто там работал, попросили в срочном порядке покинуть страну. Ахмадинежад не знал, что это ловушка, никак не мог подумать, что на таком уровне его и страну могут так элементарно обмануть, не мог поверить в то, что во главе Грузии стоит законченный авантюрист и банальный шулер западного типа…

В июле прошлого года Грузия в одностороннем порядке решила отменить безвизовый режим для граждан Ирана. Зато в самое ближайшее время должен вступить в силу договор о введении безвизового режима между Израилем и Грузией. Нет никаких сомнений в том, что решение Тбилиси в визовом вопросе с Ираном было принято по настоятельной просьбе израильтян, в качестве своеобразного теста на серьёзность намерений грузинского правительства перейти от слов к делу в нормализации отношений с Израилем.

С избранием Хасана Роухани президентом Исламской республики руководители Грузии и Ирана обменялись дружескими посланиями. В них было выражено обоюдное стремление к углублению межгосударственных отношений и укреплению экономических связей. В начале марта 2014 года Тбилиси посетил заместитель министра иностранных дел Ирана Ибрахим Рахимфур. По сообщению МИД Грузии, в ходе рабочего визита иранского дипломата были рассмотрены текущие вопросы двустороннего сотрудничества по различным направлениям, в том числе в сферах экономики, культуры, образования и спорта.

Торгово-экономические связи Ирана и Грузии ждут своего часа

Экономического рывка в ирано-грузинских отношениях пока никто не ждет. Ему препятствуют определённые факторы, о которых будет сказано ниже. Между тем, предпосылки для укрепления экономических связей Ирана и Грузии все-таки существуют. Товарооборот двух стран по итогам 2013 года превысил 0 млн. С 2010 года взаимная торговля зафиксировала рост на 140% (ирано-грузинский торгово-экономический оборот в 2010 году составлял около млн.).

Грузия отказалась от покупки российского газа ещё в 2007 году. Ныне республика забирает российский газ, следующий через её территорию в Армению, только в счёт выплат за транзит. Природный газ для внутреннего потребления Грузия получает из прикаспийской республики Азербайджан. Впрочем, было время, когда Иран в присущей ему дружественной к соседям по региону манере протянул руку помощи Грузии в газовом вопросе. В январе 2006 года Иран оказал Грузии помощь, когда на трубопроводе в Северной Осетии РФ произошла авария, оставившая грузинских потребителей без газа. Иран через азербайджанскую газотранспортную систему поставил Грузии необходимый объём энергоресурсов (Азербайджан только с 2007 года приступил к экспорту своего газа).

С весны 2013 года, когда Иран и Грузия подписали соглашение о двустороннем сотрудничестве в сфере свободных экономических зон, большие надежды связываются с активизацией сотрудничества между регионами двух стран. Например, по линии поставок сельскохозяйственной продукции северных провинций Ирана грузинским потребителям. В январе этого года Иран посетила делегация предпринимателей Грузии, и по итогам визита стороны выразили готовность к укреплению торговых и промышленных связей.

В конце 2013 года было заявлено о планах создания ирано-грузинской торгово-промышленной палаты. Новая двусторонняя структура должна заняться содержательным наполнением экономических связей Грузии и Ирана. В её состав войдут, в частности, представители свободных экономических зон двух стран. Например, от Грузии это будут Кутаисская индустриальная зона и Торгово-Промышленная палата Аджарии.

Пока транспортные, энергетические и основные торговые потоки следуют через Грузию по линии «Запад – Восток» и обратно. Тем не менее, время диктует необходимость поиска новых подходов к развитию межгосударственных экономических связей. Вступление Армении в Таможенный союз и включение Грузии в зону глубокой и всеобъемлющей свободной торговли ЕС следует рассматривать в свете взаимодополнения двух схем интеграций кавказских государств. Помочь им в этом могут Россия и Иран, взаимно заинтересованные в укреплении своих двусторонних связей, а также политических и экономических позиций на Южном Кавказе. Впечатляющий рост внешней торговли Грузии с Россией, взаимное стремление Москвы и Тбилиси к уходу от конфронтации в их отношениях создаёт почву для усиления межгосударственных связей по геополитической вертикали Россия – Грузия – Армения – Иран.

Права и интересы иранских бизнесменов в заложниках банковской системы Грузии

Эксперты с обеих сторон считают прорывным для ирано-грузинских отношений 2010 год. В ноябре того года состоялся визит в Тбилиси министра иностранных дел Ирана Манучехра Моттаки. Тогда же был введён двусторонний безвизовый режим, и в Батуми открылось генеральное консульство Исламской республики. Было установлено прямое авиасообщение между двумя столицами, заметно оживившее туристические потоки в обоих направлениях. За этим последовало оживление двусторонних экономических связей.

Иранские компании и бизнесмены стали рассматривать Грузию в качестве подходящей точки для выхода на европейские рынки. В республике резко возросло число иранских хозяйствующих субъектов, в местных банках открылись их многомиллионные счета. Но с ужесточением санкционного давления Запада на Иран его индивидуальные предприниматели и компании на рубеже 2012-2013 годов стали ощущать незащищённость своих капиталов в грузинской банковской системе. Возможно, был не дооценён или вовсе упущен из вида тот факт, что между США и Грузией имеются договорённости о самом тесном сотрудничестве в финансовом мониторинге «подозрительных» активов и их потоков. К ним сразу же были отнесены капиталы иранского происхождения, размещённые после 2010 года в Грузии.

Внимание евроатлантистов к максимальному ограничению возможностей Ирана на внешних финансовых и торговых рынках можно проследить по участившимся публикациям серьёзных зарубежных изданий. Например, американский The Wall Street Journal в июне 2013 года указывал на рост количества зарегистрированных в Грузии иранских компаний за предшествовавшие два года: с 84-х до почти полутора тысяч фирм. Подобный скачок интереса иранских деловых кругов к Грузии западные наблюдатели увязывали с отменой визового режима между двумя странами, а также с попыткой иранцев обойти режим санкций, используя «тихую гавань» южнокавказской республики.

Из достоверных источников известно, что иранские компании сильно раздосадованы «заморозкой» их активов в Грузии по указке США. Суммы весьма внушительные, по некоторым оценкам от 0 млн. до млрд. Как можно понять из первых примирительных шагов Запада и Ирана в рамках предварительных Женевских соглашений от 24 ноября 2013 года, иранские активы в Грузии не подпадают под снятие ограничительных мер. Вместе с тем, доказательная база о причастности этих средств в той или иной мере к разработке Тегераном своей ядерной программы полностью отсутствует.

В связи с этим иранским бизнесменам придется дожидаться оздоровления отношений Ирана с Западом. В качестве ориентира для такого оздоровления называется 20 июля 2014 года. Именно к этой дате может проясниться будущее «замороженных» в Грузии иранских капиталов. «Национализация» им не грозит, то есть полная потеря средств представляется крайне маловероятной. Это стало бы нарушением всех норм международного права в сфере ведения трансграничного бизнеса.

В результате действий грузинских властей иранским компаниям был причинен ущерб в размере более одного миллиарда долларов, и еще больше, порядка 6-7 миллиардов, они потеряли в виде упущенной выгоды. Судя по всему, грузинские власти не собираются компенсировать убытки иранских компании. В странах Южного Кавказа гораздо более либеральные правила ведения бизнеса по сравнению с Грузией имеются в Армении, но главная проблема Армении заключается в том, что она не имеет прямого выхода к морю и располагает ограниченными возможностями в плане установления прямых торговых связей с зарубежными партнёрами. Но стеснённое географическое положение этого северного соседа Ирана абсолютно не сказывается на финансовой стороне вопроса. Напротив, тесные связи Армении с Россией открывают широкие возможности для иранского бизнеса. Плюс ко всему, в качестве одного из факторов, который мог бы содействовать оздоровлению отношений Ирана и Запада, следует рассматривать до сих пор не раскрытый потенциал многочисленной армянской диаспоры по всему миру, в том числе, а может быть и в особенности, в США. Армянские компании, работающие в самой Армении и за её пределами, могли бы стать для иранских коммерческих партнёров удобным мостом выхода на внешние рынки.

Иран и Грузию можно отнести к естественным экономическим партнёрам, которые располагают реальными возможностями установить ровный политический диалог. Иран придерживается принципа урегулирования межгосударственных разногласий исключительно силами региональных стран. Без обращения к услугам внешних патронов того или иного государства. Грузия пребывает в стратегическом партнёрстве с США и имеет тесные связи с Израилем. Будем надеяться, что нынешним грузинским властям хватит мудрости не ставить себя в очередной раз в двойственное положение, как это уже случилось в августе 2008 года. Грузии менее всего нужны разногласия с соседними государствами, подогреваемые её западными и некоторыми ближневосточными партнёрами. Развитие связей с Ираном, уважение интересов Исламской республики и её граждан – ориентир и одновременно тест для Грузии на государственную зрелость.


Источник: http://www.iran.ru/news/analytics/93042/Iran_Gruziya_Trudnaya_doroga_k_partnyorstvu


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Иран и Грузия «логично фокусируются» на экономике - EADaily 40 лет появились угри



Иран грузия отношения Иран и Грузия: старые перспективы, новые возможности
Иран грузия отношения Иран Грузия: Трудная дорога к партнёрству - Иран. ру
Иран грузия отношения Отношения Иран Грузия и Армения Закавказье ИноСМИ
Иран грузия отношения ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ГРУЗИЯ -ИРАОРИДОР СЕВЕР -ЮГ
Иран грузия отношения Армяно-иранские отношения Википедия
Грузия и Иран Вестник Кавказа 30 мудрых цитат Эрнеста Хемингуэя AdMe Творчество. Свобода. Жизнь Alkimia: GRFICOS DE CROCHE FILET «Приключения Электроника» читать Игровая броня и одежда под тело UNP - UNP Female Armors